Добавить новость

Мода |

Группа hodíla ízba — о дебютном альбоме «Ходуном» и фольклорных традициях, которые важно передавать дальше

Группа hodíla ízba — о дебютном альбоме «Ходуном» и фольклорных традициях, которые важно передавать дальше

О новом альбоме «Ходуном»

Анастасия Ченцова

Репертуар, который вошел в альбом, собирался на протяжении двух лет существования группы. Это уже любимые родные песни, которые дорабатывались с учетом расширения нашего коллектива до 11 участников. Они звучат по-новому, теперь это более мистическое звучание.

Марина Рахматуллина

Тексты песен традиционные, им сотни лет, все они были собраны в экспедициях по регионам России. В основном в Южном и Северном.

Мария Шишова

Мы стараемся исполнять песни так, как они звучали в деревнях, как их пели бабушки. Правда, теперь эти народные песни аранжированы так, как бабушкам и не снилось: джазовая основа с элементами фанка, хауса, три-пхопа и даже регги.

Лейла Зейд Килани

Репертуар «избы» собирался на ходу, в джемах. Ребята-музыканты подбирали гармонии, а мы — песни под них и наоборот. И таким естественным путем находили точки соприкосновения традиций и современной музыки.

Марина Рахматуллина

Не сказать, что мы вдумчиво подбирали песни по смыслу. Все происходило само собой. Кто-то запел мотив, другие подхватили, развили, пробовали другие формы и музыканты под нас подстраивались. Так все вместе часами импровизировали, готовились к первым концертам. Песнии жанры формировались абсолютно спонтанно.

Мария Шишова

Кроме нас четверых альбом записывали: вокалист Илья Шаров, он тоже из «Комони», и поёт и на балалайке, и рожке играет. На ударных – Витя Глазунов. Саксофон и флейта с примочками всякими — это Тимур Некрасов. Басист — Антон Лымарев. Электронная музыка и эффекты — Паша Паньковский. Электрогитара — Денис Ситнов. Клавиши — Сережа Елтышев. А руководит всем Андроник Хачиян.

Лейла Зейд Килани

Андроник задает тон всему проекту. И в этом главное отличие «избы» от «Комони». В «Комони» такую дерзость невозможно себе представить. Это исключительно характер и энергия Андроника. Кстати, приходите на концерт hodíla ízba 27-го июня в Powerhouse во дворе, сами увидите, он перед сценой будет плясать с вами.

Анастасия Ченцова

Учитывая, что на запись альбома было всего 2 месяца, обозначенных грантом, и нас 11 человек, задействованных не только в этом проекте, шок, что мы добились такого результата. Об этом говорит и наш звукорежиссер и сопродюсер Давыд Сиднев. Он сразу предупредил, что вообще-то за такой срок альбомы не пишутся. Видимо, мы вложили в альбом всю энергию, накопленную за недельную репетицию в Переделкино. Всё усложнялось ещё тем, что записывались в Жулебино, многим приходилось ехать туда через всю Москву, но все были очень вдохновлены происходящим. Этот альбом насыщен экспериментами. Уже в процессе стало понятно, что мы не до конца понимаем, как правильно записывать фольклорный ансамбль, такой практики толком ни у кого нет. И здорово, что мы пробовали разные ходы. Я мечтаю забыть альбом и послушать результат как в первый раз, прочувствовать его заново.

Мария Шишова

Меня дико поразила скорость, с которой мы записались. В конце февраля была резиденция в Переделкино. Там мы финализировали структуру песен, записали демо-версии. А в марте и апреле уже активно записывались в студии. И 14 мая, после того как Давыд и Андроник сводили треки днями и ночами, все уже было готово.

Про экспедиции и сохранение фольклорных традиций

Марина Рахматуллина

Мы были в экспедициях много раз, но репертуар, который исполняем, задокументирован не нами, а собирателями, еще с 1970-х годов. Мы использовали их записи, разучивали и изредка видоизменяли, не сильно отходя от оригинала. Самой запоминающейся экспедицией стала поездка в село Плехово под Курском — самая дорогая и близкая сердцу. Именно традицией этого региона занимаюсь с пяти лет.

К сожалению, фольклорные традиции в регионах понемногу отмирают. Молодежь уезжает из деревни и единственное, что остается — передавать знания собирателям и этнографам. К счастью, существуют центры и учебные заведения, где и сейчас выводят формулы и системы собирания фольклора: академия Гнесиных, консерватория и другие институции по всей стране. Мы тоже стараемся систематизировать все, что находим, и не запираем эти записи у себя в шкафах в отличие от учебных заведений, в архивах которых сотни пыльных бобин, к которым нет доступа. Из-за этого многие традиции теряются. Скажем, в Курской области и в Чувашии до сих пор сохранилось не только музыкальное и устное народное творчество, но и ремесла и обряды: свадебный, родильный, похоронный — все, сопутствующие главным этапам жизни человека. Следующий альбом скорее всего будет как раз про обряды.

Мария Шишова

Сейчас очень популярно искать дзен, равновесие, гармонию. Многие посещают йога-центры, где звучит тибетская и индийская музыка. У меня недавно возник вопрос: почему в России обращаются к индийской, а не к русской системе. Тогда я поняла, что мы занимаемся важным делом: несем традицию в общество, чтобы познакомить наших русских людей с тем, как звучала деревня. Сейчас, кого ни попроси назвать народную песню, скорее всего вспомнят более позднюю музыку, авторскую, советских времё: «Калинку-малинку», «Валенки-валенки», «Ой, мороз-мороз». В этом парадокс: индийская музыка известна на весь мир, а русскую не знают даже сами русские. Хочется докопаться до этих кодов и показать, что и в русской традиции есть ключ к гармонии и балансу.

Как вы начали работать вместе

Лейла Зейд Килани

Все началось с африканских барабанов во время учебы в училище имени Гнесиных. Мы учились на руководителей народного хора у Юрия Леонтьевича Колесника, нашего мастера и художественного руководителя. А ночами бежали на репетиции коллектива из барабанной школы Sun Drums подпевать африканским песням. Разучивали все на ходу. В процессе стало понятно, что мы с девочками совпадаем по музыкальным предпочтения и чисто человечески. Это был первый проект, благодаря которому мы поняли, что готовы экспериментировать не только с русским фольклором. В училище нам давали огромный простор для творчества и никогда не ограничивали в репертуаре.

А два года назад в составе «Комони» мы приехали на зимнюю лабораторию «Человек мира» Андрея Попова, где участвовали в совместном перфомансе с авторским театром «Эскизы в пространстве». В один из вечеров приехал Андроник, он устраивал там кино- и музыкальную программу. Это он привез туда джазовых ребят, которые устроили дикий движ. Мы отрывались под их музыку, вдруг к нам подошел местный звуковик и предложил поджемить с выступающими. Мы даже растерялись, на сцене же великий саксофонист Тимур Некрасов, но все же подошли к Андронику и он нас проводил на сцену. Даже на видео этого джема камера ходит ходуном, все помещение дрожало. После этой импровизации к нам подбежал Андроник со словами: «Девчонки, у меня есть идея. Встретимся в Москве».

Марина Рахматуллина

Уже через неделю Андроник собрал нас вместе и озвучил готовое название и концепцию. И даже даты репетиций и концертов, первый был через месяц на Масленице, точнее даже два в один день. Просто космос. А через три месяца мы уже выступали на ММКФ,сопровождали церемонию открытия, а потом дали большой концерт в Новом пространстве Театра Наций.

«Комонь» vs hodíla ízba

Марина Рахматуллина

В «Комони» мы взаимодействуем с творческими лабораториями, режиссерами и театрами, например, с «Эскизами в пространстве». С «Комонью» мы как правило выступаем в традиционных костюмах и объясняем значения каждой песни. Это история про синергию. А в рамках «Избы» происходит качовый добрый шабаш.

Во время исполнения народных песен можно поймать тот самый дзен, а в «избе» спектр эмоций усиливается за счет современных музыкальных средств и язык общения с публикой выходит на новый уровень.

Мария Шишова

У нас есть песня «Я гуляла», это рэгги с неожиданным концом. Есть песни с фанковым звучанием, есть хаусовое. Сколько треков на альбоме, столько и жанров. И в этом большой плюс «Избы» — она не ограничивается одним направлением и дает разностороннее современное звучание русскому фолку. А самый жирный плюс — это очень танцевальная, «качовая» музыка, которая заставит двигаться любого.

Анастасия Ченцова

«Комонь» и hodíla ízba — две наши разные ипостаси. В «Комони» мы мудрее и ближе к традиции, а в «избе» вовсю хулиганим. В «избе» у нас всего две песни, где мы выражаем пронзительную душевную эмоцию, во всех остальных из нас будто выходят бесы на сцене.

Как творчество влияет на повседневную жизнь

Марина Рахматуллина

Фольклор появился в моей жизни, когда мне было всего пять лет. Мой крестный папа работал в коллективе «Веретенце» и как-то почувствовал, что мне прямая дорога туда. Спустя всего несколько занятий у меня уже получался «курский шаг», который обычно дается детям лет с 12-ти. Стало очевидно, что крестный не ошибся. Я в коллективе до сих пор, но теперь уже в качестве преподавателя.

Лейла Зейд Килани

Год назад мы запустили школу традиционной музыки «Комонь Школа», где проводим занятия в разных форматах и разучиваем песни по записям из экспедиций. Рассказываем о каждой, объясняем предназначение, разбираем тексты и диалекты, учимся звучать ансамблем, делаем импровизационные этюды и слушаем других исполнителей, которые нас вдохновляем. Музыка есть во всем, достаточно обратить на это внимание — это мы и транслируем на занятиях.

Фото — Анна Тодич
Свет — Ильдар Ветгулин
Макияж — Мария Лабазанова, Соня Климова
Волосы — Марина Рахматуллина
Стиль — Андроник Хачиян
Асисстент - Demetra



Читайте также

Жизнь |

Полиция проверит сообщения о "прогулке" детей по карнизу высотки в Казани - 01.08.2021

Жизнь |

Военным следует сотрудничать с учеными для изучения феномена НЛО

Жизнь |

Москва не позволит НАТО заблокировать своих миротворцев в Приднестровье





Реальные статьи от реальных "живых" источников информации 24 часа в сутки с мгновенной публикацией сейчас — только на Лайф24.про и Ньюс-Лайф.про.



Разместить свою новость локально в любом городе по любой тематике (и даже, на любом языке мира) можно ежесекундно с мгновенной публикацией и самостоятельно — здесь.