Добавить новость
123ru.net временно располагается в домене ru24.net

Октябрь 2014
Ноябрь 2014
Декабрь 2014
Январь 2015
Февраль 2015
Март 2015
Апрель 2015
Май 2015
Июнь 2015
Июль 2015
Август 2015
Сентябрь 2015
Октябрь 2015
Ноябрь 2015
Декабрь 2015
Январь 2016
Февраль 2016
Март 2016
Апрель 2016
Май 2016
Июнь 2016
Июль 2016
Август 2016
Сентябрь 2016
Октябрь 2016
Ноябрь 2016
Декабрь 2016Январь 2017Февраль 2017
Март 2017
Апрель 2017
Май 2017
Июнь 2017
Июль 2017
Август 2017
Сентябрь 2017
Октябрь 2017
Ноябрь 2017
Декабрь 2017Январь 2018
Февраль 2018
Март 2018
Апрель 2018
Май 2018
Июнь 2018
Июль 2018
Август 2018
Сентябрь 2018
Октябрь 2018
Ноябрь 2018
Декабрь 2018
Январь 2019
Февраль 2019
Март 2019
Апрель 2019
Май 2019
Июнь 2019
Июль 2019Август 2019Сентябрь 2019Октябрь 2019Ноябрь 2019Декабрь 2019Январь 2020Февраль 2020Март 2020Апрель 2020Май 2020Июнь 2020Июль 2020Август 2020Сентябрь 2020
Здоровье |

Стало известно, на чём строится обвинение по делу Сушкевич и Белой

В Калининграде началось судебное рассмотрение дела Сушкевич и Белой об убийстве недоношенного новорожденного в роддоме № 4.

«Новый Калининград» опубликовал ход расследования дела и позицию обвинения. Свидетели рассказали, почему ребёнка сначала спасали, а потом решили убить его и записать мертворождённым. По словам одной из основных свидетелей по делу – завотделением новорожденных Татьяны Косаревой, – сфальсифицировать данные, а также «избавиться» от недоношенного ребёнка решила главврач роддома Елена Белая. Ребёнок родился ночью с весом 714 граммов и до утра дежурная бригада врачей оказывала необходимую помощь маленькому пациенту, но после ежедневного совещания, на котором Белая узнала о том, что родился такой недоношенный ребёнок, ситуация начала меняться.

Косарева отметила, что после основного совещания Белая отдельно вызвала к себе в кабинет её, Кисель, Широкую и заведующую родильным отделением Татьяну Соколову. Главврач отчитывала подчинённых, что те сразу не вызвали реанимацию, как только поступила роженица, что таких недоношенных детей спасать не нужно, так как они всё равно умирают на третий день после рождения. Также она потребовала переделать журналы и записать младенца мертворождённым. Кроме того, Белая, по данным обвинения, поручила сообщить матери, что ребёнок родился мёртвым, а если та что-то вспомнит, сказала сослаться на путаницу из-за наркоза. Соколова записала на видео часть этого внепланового совещания на свой мобильный телефон. Запись изъята и приобщена к делу.

В Калининграде начался судебный процесс по уголовному делу в отношении двух медиков — экс-главврача роддома № 4 Елены Белой и неонатолога регионального перинатального центра Элины Сушкевич. Врачей обвиняют в убийстве новорожденного с целью подтасовки данных статистики. Медицинское сообщество заявило, что выводы следствия основаны на экспертизе, которая не выдерживает никакой критики. Следственный комитет продолжает настаивать, что в материалах дела достаточно доказательств вины врачей. «Новый Калининград» изучил обвинительное заключение и рассказывает, на чем строится версия обвинения и какие доводы приводит сторона защиты.

В первой половине дня 7 ноября 2018 года в кабинете руководителя Следственного отдела по Центральному району Калининграда зазвонил телефон — неизвестный на том конце провода сообщил, что в роддоме № 4 «врачи убили недоношенного новорожденного». Именно с этого анонимного звонка началась история, которая привела Елену Белую и Элину Сушкевич на скамью подсудимых.

Тем же вечером в роддом выехала следственная группа: были изъяты документы, опрошены персонал и 27-летняя пациентка, ребенок которой скончался накануне. Женщина сообщила следователю, что ночью родила живого мальчика, но когда днем захотела проведать сына, ее не пустили к нему, а через некоторое время кто-то из медработников рассказал о его смерти. Она предположила, что ее ребенка «врачи специально отключили от аппаратов».

Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении и.о. главврача роддома № 4 Елены Белой о превышении должностных полномочий — якобы Белая распорядилась не делать младенцу необходимую инъекцию дорогостоящего препарата «Куросурф» (является смазкой для легочных альвеол новорожденного). Эта версия у следствия появилась из-за показаний нескольких сотрудников роддома о том, что Белая дала указания «принять все возможные меры, чтобы ребенок не выжил», а также несостыковки сведений о количестве ампул препарата в роддоме.

Помимо этого, в медицинских документах следователи обнаружили признаки исправлений: в историю родов и развития новорожденного, а также в учетно-регистрационные журналы поверх замазанных старых записей были внесены сведения о том, что младенец был рожден «без признаков жизни». Последняя информация, по версии следствия, подтверждается показаниями сразу нескольких свидетелей, включая сотрудницу роддома, которая внесла исправления. Также из документов пропала информация о том, что новорожденному оказывалась реанимационная помощь. Вырванный из истории родов лист впоследствии нашелся и и был передан следователю.

Как полагают следователи, акушер-гинеколог Ирина Широкая, которая 6 ноября правила историю родов, сделала это по указанию Белой «под угрозой увольнения и последующей невозможности устройства на работу по специальности», — согласно показаниям как минимум четырех сотрудников, к таким угрозам и.о. главврача прибегала нередко.

В коллективе Елену Белую характеризуют как очень амбициозного, властного, но при этом неуравновешенного человека. Большинство сотрудников признается, что у них были с начальницей натянутые отношения. Сама же Белая в разговоре с «Новым Калининградом» утверждала, что кто-то из коллег конкурировал с ней за место главного врача, а другие ее невзлюбили за новаторский подход к организации рабочего процесса.

15 ноября 2018 года Елену Белую задержали в ее рабочем кабинете, а на следующий день суд отправил ее в СИЗО. Однако через неделю, под давлением общественности — за Белую вступились губернатор Антон Алиханов и глава Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль — а также по требованию прокуратуры суд изменил меру пресечения на домашний арест. Главным аргументом против такого решения у следствия были показания нескольких свидетелей, которые заявляли о давлении на них со стороны Белой. В материалах дела имеются показания как минимум трех сотрудников роддома, утверждающих, что главврач просила их говорить следователям, что ребенок умер при родах, либо воспользоваться правом, предусмотренным 51-й статьей Конституции РФ, и не свидетельствовать вообще. Сама Белая это категорически отрицает.

Спустя несколько дней после того, как Белой было предъявлено обвинение, дело передали в центральный аппарат Следственного комитета РФ. После этого о расследовании полгода ничего не было слышно.

Показатели эффективности

В июне 2019 года была задержана и отправлена судом под домашний арест неонатолог регионального перинатального центра Элина Сушкевич. В Следственном комитете тут же пояснили, что в отношении Сушкевич возбуждено уголовное дело по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство малолетнего), и речь идет именно об истории со смертью младенца в калининградском роддоме № 4. Оказалось, что в ходе расследования дела о превышении полномочий в отношении Белой было возбуждено новое дело — теперь она подозревалась еще и в организации убийства малолетнего (ч. 3 ст. 33, п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ). По версии следствия, Белая уговорила Сушкевич ввести новорожденному смертельную дозу магнезии.

Убить ребенка и выставить все так, будто он скончался во время родов, по мнению следователей, Белая хотела для «снижения показателя ранней неонатальной смертности» и «искусственного создания благоприятной картины успешной работы» роддома и регионального перинатального центра (РПЦ). Однако Елена Белая и ее адвокаты уверяют, что «нет ни одного документа», подтверждающего негативное влияние статистической отчетности роддома на показатели эффективности его работы; неважно, идет ли речь об антенатальной (во время беременности), интранатальной (во время родов) или неонатальной (после родов) смерти ребенка.

В Минздраве Калининградской области заявили, что увеличение или уменьшение числа смертей младенцев в роддомах не влияет на финансирование роддомов в регионе. Правда, замминистра здравоохранения области Наталья Берездовец в своих показаниях отметила, что ухудшение этих показателей все-таки влияет на оценку работы как роддомов, так и РПЦ. «Это в целом негативная оценка работы учреждения и руководителя, то есть чем больше смертей, тем, разумеется, хуже, — говорится в материалах дела со ссылкой на слова Берездовец. — Безусловно, наиболее тяжкими являются случаи ранней неонатальной смертности. Тут встает вопрос о том, что в учреждении не смогли выходить ребенка, не смогли оказать ему качественную медицинскую помощь». Замминистра добавила, что по результатам рассмотрения такого случая комиссия может привлечь руководителей и работников родовспомогательных учреждений к дисциплинарной ответственности.

«Родился живой, издавал писк»

Потерпевшей по делу проходит Замирахон Ахмедова, гражданка Узбекистана. Она вместе с мужем переехала в Калининградскую область в мае 2018 года. Семья, по словам самой женщины, очень хотела иметь детей, но ее предыдущая беременность закончилась выкидышем. В конце июня Ахмедова узнала, что вновь беременна. На учет в консультацию женщина не встала — по ее словам, она планировала осенью уехать в Узбекистан, чтобы рожать там. Однако Ахмедова трижды была на приеме у врача из роддома № 1 — знакомой ее сестры — и в этом же медучреждении несколько раз делала на платной основе УЗИ. По назначению врача она принимала гормональный препарат и витамины для беременных.

Во время очередного приема у врача, 30 октября, Ахмедова, срок беременности которой составлял 23 недели, пожаловалась на боли внизу живота и в пояснице. Медик предложила женщине лечь в больницу, но та отказалась. Тогда врач установила пациентке гинекологический пессарий (изделие для поддержания органов малого таза), который должен был способствовать предупреждению преждевременных родов. Однако боли не прекратились, а вечером 5 ноября усилились настолько, что Ахмедова вызвала скорую. Беременную направили на госпитализацию в роддом № 4, куда помещают обсервационных пациентов. В медучреждении выяснилось, у Ахмедовой начались роды, а околоплодные воды начали подтекать еще за два дня до этого.

6 ноября в 4:30 у Ахмедовой родился мальчик весом всего 714,5 граммов и ростом 32 сантиметра. Как свидетельствует принимавшая роды врач Татьяна Болашенко, женщина родила очень быстро, буквально за две минуты. «Ребенок, мальчик, родился живой, издавал писк, было сердцебиение», — говорится в показаниях гинеколога, имеющихся в обвинительном заключении.

Акушерка перерезала пуповину, завернула ребенка в теплые пеленки и перенесла в палату интенсивной терапии (ПИТ), где им занялась врач-неонатолог Екатерина Кисель. Из показаний Кисель следует, что у ребенка было сердцебиение, но не определялось дыхание, поэтому она распорядилась, чтобы медсестра через интубационную трубку ввела ему препарат «Куросурф». После этого младенцу в пупочную вену установили катетер, через который ввели еще три дозы различных препаратов, включая антибиотик. Подключили к аппарату ИВЛ.

Около 8-ми утра Кисель со своего мобильного позвонила в РПЦ и вызвала реанимационную бригаду. Минут через 20 приехала бригада — медсестра и неонатолог Элина Сушкевич. Последняя, как свидетельствует медперсонал роддома, сразу включилась в работу: давала указания медсестрам взять кровь на анализ, проверить давление у ребенка, измерить кислотно-щелочные показатели, делала назначения. Все это время в палату заходили другие врачи и медсестры. Кисель слышала, как Сушкевич доложила по телефону начальству о стабильно тяжелом состоянии ребенка и добавила: «Будем забирать».

Сушкевич в показаниях отмечала, что у ребенка наблюдались низкое давление, тяжелый шок и холодовая травма, что говорило о невозможности его транспортировки. Результаты анализа крови подтвердили критически низкий гемоглобин и анемию у младенца. «Состояние ребенка на протяжении всего периода оставалось крайней степени тяжести, оно было нестабильное. И те незначительные улучшения, которые могли быть, никак не повлияли на исход», — говорила медик.

В 9 утра в кабинете главврача прошло традиционное совещание-пятиминутка, на котором медики доложили Белой о положении дел в роддоме и событиях минувшей смены. По заявлению нескольких присутствовавших там врачей, Белая, выслушав доклад о ситуации с родами Ахмедовой и состоянии новорожденного, «выразила недовольство появлением в роддоме такого ребенка».

Согласно показаниям основного свидетеля обвинения, заведующей отделением новорожденных Татьяны Косаревой, после совещания Елена Белая отдельно вызвала к себе в кабинет ее, Кисель, Широкую и заведующую родильным отделением Татьяну Соколову. Главврач якобы отчитала медиков за то, что они оказывали реанимационную помощь младенцу, который все равно обречен. Помимо этого, уверяет свидетель, Белая заявила медикам о необходимости сообщить Ахмедовой о том, что ее ребенок родился мертвым — в РПЦ, мол, подтвердят, что бригада не выезжала, а в случае с воспоминаниями матери можно сослаться на наркоз, из-за которого та все напутала. Также главврач — это, согласно данным следствия, подтверждают сразу несколько свидетелей — потребовала переделать журналы и записать младенца, как мертворожденного.

Соколова сумела записать на свой мобильный телефон 4-минутное видео отрывка монолога Белой во время этого «внепланового совещания». Запись изъята и приобщена к материалам дела. По словам свидетеля, Белая говорила, что таких недоношенных детей не надо спасать, поскольку они все равно умирают на 3-й день и отчитывала медиков за то, что те не вызвали реанимационную бригаду сразу при поступлении роженицы.

Из свидетельств Косаревой следует, что спустя некоторое после того, как медики покинули кабинет главврача, в палату интенсивной терапии зашла Белая и заявила Сушкевич, что ту отзывает руководство — в подтверждение своих слов передала ей свой мобильный, и неонатолог стала слушать того, кто говорит по телефону. В материалах дела имеется распечатка звонков Белой в то утро: в истории входящих и исходящих вызовов есть номер телефона главы регионального перинатального центра Ольги Грицкевич. Сама Грицкевич не отрицает, что тем утром созванивалась с Белой, но о чем шла речь во время разговоров, не помнит.

Главврач позвала Косареву и Сушкевич в ординаторскую, а всех находившихся там сотрудников, кроме Соколовой, она попросила выйти. Там она, согласно показаниям Косаревой и Соколовой, стала «кричать», что ребенок все равно не выживет и не надо его отправлять в РПЦ. Потом она якобы спросила у Сушкевич, что они «делают с такими детьми». Сушкевич сказала, что не понимает, о чем идет речь, но Белая стала настаивать, что детям «что-то вводят». Сушкевич, как уверяют оба свидетеля, ответила, что «вводят магнезию», но такие манипуляции совершают еще в родильном зале, а не когда ребенку уже оказывают помощь. После Белая, как утверждает завотделением новорожденных, сказала неонатологу: «Значит, идете и делаете! Вы меня услышали?». При этом защита Белой уверяет, что Сушкевич не находилась в прямой служебной зависимости от руководителя роддома, поэтому каким-то образом давить на нее или отдавать ей приказы та не могла.

В начале 11-го часа утра Сушкевич вернулась в палату интенсивной терапии, еще раз проверила все показатели младенца. После, по словам Косаревой, в палату вошла Белая и встала у двери. Одна из медсестер в показаниях отмечала, что Белая «жестами показала» двум медикам, собравшимся войти в палату, чтобы те уходили. Она видела, что в ПИТ находилась Сушкевич, но была ли там в этот момент Косарева, не знает.

Сушкевич достала из шкафа препарат «Магния сульфат» и набрала из ампулы 10 мл в шприц, а после подошла к кювезу, отсоединила от пупочного катетера тройник с подведенными капельницами и ввела в него из шприца без иглы препарат, уверяет Косарева. Она заявляет, что стояла посреди палаты и видела не только, как Сушкевич вводит препарат, но и как одновременно с этим монитор начинает показывать сокращающую частоту сердцебиения у младенца. После введения препарата, по версии следствия, давление ребенка резко упало, сердцебиение остановилось, и он умер.

Адвокат медика Тимур Маршани обращает внимание на то, что первоначальные показания Косаревой в начале 2018 года были другими: «Там она действительно говорит, что лечение было и никоим образом не указывает, что кто-то вводил препарат магнезии. Через полгода она почему-то вдруг вспоминает, что якобы Сушкевич ввела магнезию ребенку, хотя до этого она об этом даже не упоминала».

В 10:41 машина РПЦ повезла медсестру и Сушкевич обратно в центр — эти данные подтверждаются путевым листом и отчетами «Глонасс». В своих показаниях главврач РПЦ заявляет, что знала о выезде реанимационной бригады в роддом № 4, но не поясняет, по каким причинам данные о нем в электронном журнале отсутствуют. Сушкевич говорила, что забыла внести запись в суматохе.

Нехороший прогноз

Сразу после родов Ахмедовой ввели наркоз. Проснулась женщина только около 6 часов утра и, по ее словам, сразу же поинтересовалась у медперсонала состоянием своего сына — ей ответили, что ребенок жив, но очень слаб. Как вспоминает Ахмедова, примерно в 9:30 в ее палату зашла и.о. главврача роддома Елена Белая и сообщила, что может сходить вместе с ней в реанимационное отделение, чтобы показать ребенка. Стоя у кювеза с новорожденным, Белая стала рассказывать, что мальчик вряд ли выживет, а если это и произойдет, то останется инвалидом. Ахмедова заплакала и стала уверять медика, что она никогда не откажется от сына. Врач отправила пациентку обратно в палату.

Днем Ахмедова пошла проведать сына, но медсестра заявила, что его в палате нет. Пока Ахмедова сидела у палаты, то услышала, как сотрудница роддома говорит медсестре, что мальчик скончался. Женщина уверяет, что несмотря на ее слезы и мольбы рассказать, что произошло с ребенком, внятной информации она ни от кого из сотрудников роддома не получила.

По словам супруга Ахмедовой, когда на следующий день после смерти сына он приехал в роддом, то Белая пригласила их обоих к себе в кабинет. Главврач сообщила, что мальчик умер, так как родился с маленьким весом и очень слабым. Она, как свидетельствует мужчина, стала уверять, что направит Ахмедову на бесплатное лечение к хорошему врачу, и та потом еще сможет родить здорового ребенка.

«Глубоко недоношенный»

После обеда 6 ноября, как указано в показаниях двух свидетелей, Белая пришла в ординаторскую, «швырнула» на стол историю родов Ахмедовой и сказала, что она должна быть переписана. Соколова, по ее словам, ответила, что этого делать не будет, но потом она видела, как Широкая все-таки вносит исправления в документы. Позже следователи изъяли в медучреждении историю родов Ахмедовой — там записано «интранатальная гибель плода», а на другом листе написано «родился глубоко недоношенный мальчик без признаков живорождения».

Ближе к обеду в тот же день коробку с телом ребенка акушерка передала водителю, который отвез его в Детскую областную больницу на вскрытие. Но уже через день труп младенца был изъят и отправлен на судебно-медицинскую экспертизу в Бюро СМЭ Калининградской области. 6-го декабря 2018 года эксперт заключил, что ребенок родился живым, а его смерть наступила «в результате болезни гиалиновых мембран новорожденного». «Младенец является нежизнеспособным, о чем свидетельствуют: глубокая недоношенность и незрелость органов и тканей», — отмечается в документе.

Однако в июне 2019 года специалисты, проводившие повторную экспертизу, заявили, что пометка калининградского эксперта о «нежизнеспособности» младенца не соответствуют «современным представлениям» и сделана в соответствии с устаревшими критериями выживаемости новорожденных. Комиссия врачей с привлечением главного внештатного неонатолога Минздрава РФ Дмитрия Иванова провела комплексную судебно-медицинскую экспертизу, на результатах которой во многом и строится нынешнее обвинение Белой и Сушкевич.

В органах новорожденного эксперты обнаружили большое количество магния. Причем не только в «естественном депо» организма — печени, — но еще в желудке и почках. Именно этот факт свидетельствует, по мнению членов комиссии, о «патологическом (токсическом) накоплении» магния во внутренних органах», тем более что его концентрация являлась «абсолютно смертельной».

Так, в почке ребенка при экспертизе в сыворотке крови новорожденного обнаружена концентрация ионов магния «как минимум в 20 раз превышающая допустимое содержание». Эксперты полагают, что таких показателей нельзя достигнуть, если женщина во время беременности принимает препараты с магнием, а во время родов магнезия не применялась. «Следовательно, магний в организм Ахмедова поступил после его рождения путем внутривенного введения», — отмечают члены комиссии.

«Установленной причиной смерти является острое парентеральное отравление сульфатом магния», — говорится в заключении экспертной комиссии.

Как сообщалось ранее, главврач Елена Белая и неонатолог Элина Сушкевич обвиняются в убийстве недоношенного новорожденного с целью поддержать «образцовую» статистику роддома по низкой младенческой смертности. Это один из важнейших показателей, влияющий на карьерные перспективы главврача. По версии следствия, Белая сочла ребёнка одной из рожениц «бесперспективным» и поручила врачу-неонатологу Элине Сушкевич ввести летальную дозу сульфата магния, а подчинённым дала распоряжение сфальсифицировать документацию, указав, что ребёнок был мертворождённым. На эти факты указывают не только повторные экспертизы по делу, но и многочисленные свидетели из числа сотрудников роддома. В соцсетях в защиту фигуранток дела (по большей части только Сушкевич) поднялась волна «защиты» от врачей, уверенных в невиновности своей коллеги. Однако в деле есть доказательная база, которая свидетельствует о том, что российские врачи как минимум поторопились бросаться на защиту обвиняемой. Об этом сообщила адвокат потерпевшей Лариса Гусева.

Мы впервые подробно, насколько позволяет закон, разъясняем самые популярные мифы, образовавшиеся вокруг этого резонансного дела. О нюансах судмедэкспертизы, о найденной фальшивой истории родов с «мертворожденностью», а также о том, как развалилась версия о Куросурфе – в интервью адвоката потерпевшей.

Подробнее читайте: «Врачи бросились защищать Сушкевич, не имея представления о деле».

Сообщение Стало известно, на чём строится обвинение по делу Сушкевич и Белой появились сначала на Медицинская Россия.

Читайте также

Жизнь |

Как умирают киты и почему это происходит? Кто виноват в смерти этих животных

Здоровье |

Постоянная эрекция — приапизм. Почему так бывает? - отвечает магазин медтехники MED-TEMA.RU

VIP |

«Матч ТВ» в полном объеме покажет «Гран-при России» Формулы-1




Реальные статьи от реальных "живых" источников информации 24 часа в сутки с мгновенной публикацией сейчас — только на Лайф24.про и Ньюс-Лайф.про.



Разместить свою новость локально в любом городе по любой тематике (и даже, на любом языке мира) можно ежесекундно с мгновенной публикацией и самостоятельно — здесь.